Биография

«Экскурс» в географию жизни художника

На протяжении человеческой жизни наступает определенный момент, когда появляется необходимость подвести предварительные итоги и, следовательно, просеять, как сквозь сито, песок или другой ненужный материал в поисках самородков, которые подтверждают рубеж, уже достигнутый или который еще предстоит достигнуть. Это значит очертить деятельность, в которой представлены собственная вера, желания, сомнения и выстраданные поражения.
Хотя этот итог, естественно, не заключительный, ни как земное присутствие, ни в артистическом плане, все же он сохранен неумолимым временем как своеобразный документ о собственном вкладе в общественную жизнь.
Возможно, именно его называют «моментом истины», этот анализ пути длиной в пятьдесят лет, где, оставив в стороне срезание напрямую, повторы, спешку и пересеченную тысячами контрастов местность, мы приходим к общей, хотя и не окончательной, сумме художественных свершений.
Таким образом, я попытаюсь вновь пересечь, но уже в обратном направлении этот путь, начав с того, что призвание к изобразительному творчеству проявилось во мне с начальных классов, а позже в гимназии и лицее, когда мной овладело желание рисовать: об этом свидетельствует учебник латинского языка, украшенный моими многочисленными иллюстрациями.
Выбрав педагогическую деятельность, я не получил профессионального художественного образования и потому начал рисовать спонтанно, постигая азы искусства как самоучка, и это стало в далеком прошлом моими артистическими университетами.
В связи с этим мне запомнилась моя первая попытка изобразить «муралес» на стене нашей террасы, используя краски, которые оставили маляры, ремонтировавшие нашу квартиру на улице Чельсо в Палермо.
Любовь к живописи была заложена во мне и прорывалась наружу, когда я следил за художниками, расписывавшими повозки в Багерии, где я провел детство и отрочество и откуда происходила наша семья.
Мое призвание властно раскрылось именно там, когда я посещал благодаря дружбе между нашими семьями мастерскую художника Нино Гарайо. Я стоял, как заколдованный, перед его картинами, и моя врожденная непоседливость уступала место проникновенным раздумьям. Позже, в 1951 году, я начал рисовать на старых домашних простынях, и каждая работа, казалось, удовлетворяла мою творческую лихорадку. Впоследствии меня ожидал долгий путь, где были разрывы со старым, медитации, сомнения, творческое беспокойство, которые обозначили мою художественную деятельность, пока я не переехал в столицу, в «добровольную ссылку», и не получил новый импульс благодаря ободрению незабвенного, великого друга Ренато Гуттузо, чья личность была для меня маяком в сложном артистическом мире.
Благодаря его дружескому отношению ко мне и моей интенсивной работе я пользовался его признанием и уважением. Он написал предисловие к каталогу моей первой персональной выставки в Риме, а впоследствии и двух других, на открытии которых он присутствовал. Всего у меня состоялось сорок семь персональных выставок.
В молодости я довольно долгий отрезок времени провел в артистической Мекке – Париже, вдыхая волшебный воздух художественных ателье на Монмартре и Монпарнасе. Я открывал для себя великие ценности изобразительного искусства, изучая мастеров прошлого, и эта повседневная реальность удовлетворяла мечту, лелеянную годами.
С этого опыта, оставившего во мне глубокий след, начался мой истинный путь художника, который одновременно извлек на свет еще неясное призвание писателя и поэта. Этими двумя видами творчества я занимаюсь до сегодняшего дня, и они стали моим естественным самовыражением.
После пребывания в городе на Сене в моей жизни начались периоды, которые я назвал «моментами», поскольку их характеризовал особенный интерес к определенному сюжету вплоть до его полного исчерпания.
По-правде говоря, «желтый момент» начался еще на Сицилии. В нем я стремился отобразить драму людей, помещенных в лунные пейзажи серных копий, которые вели жизнь рабов.
Затем последовал «парижский» момент, который ставил целью открытие места как артистического святилища, которому я воздавал похвалу.
За ним был «лунный» момент, в котором, очарованный исследованием человека, я дал волю фантазии, создавая новый мир, лунный, с его воображаемыми сюжетами.
Затем наступил черед «эолового» момента, средиземноморского пейзажа одного из малых островов Сицилии, который характеризует вулкан, никогда не потухавший на памяти человека. Возможно, именно в этом месте мне хотелось бы жить и умереть.
Из этого важного периода моей живописи родился еще один «момент», который я назвал «реликт лодки», оставленной умирать на пляже в поэтическом ореоле пышной растительности, которая покрыла ее цветами теплых тонов. Это один из самых выразительных моментов моей поэтики. Без сомнения, это выражение моего внутреннего «я».
Во мне сосуществуют почти одновременно литература и живопись, которыми я занимался на протяжении многих лет, достигнув неплохих результатов и получив различные награды, особенно в поэзии. За эти годы я опубликовал несколько книг. Я также пишу статьи по художественной критике и на разные темы для итальянских и русских литературных журналов.
Среди описанных периодов бывали моменты, когда мне надо было остановиться для того, чтобы обдумать новые темы и помедитировать. Молчание души я считаю очень конструктивным, поскольку оно приводит к новым открытиям.
Сегодня я переживаю момент «каменных людей», который понимаю как окаменение человеческих чувств и прав человека, попираемых во многих странах мира. Мой голос не услышан, но остается гражданским обличением.
Я испытываю огромное сожаление по поводу того, что не посвятил себя моей самой большой страсти: археологии. Камни говорят своим особенным языком: по ним мы читаем историю, искусство, жизнь и даже чувства исчезнувших народов. Многие из этих ощущений я перенес на полотна или написал о них.
Между этих осей, живописи и литературы, прошла моя артистическая жизнь, и в этой пятидесятилетней деятельности нашла выражение моя душа.

Рим, июнь 2006 г.

Марио Торнелло

Марио Торнелло (21.10.1927, Палермо – 2.02.2010, Рим): художник, поэт и прозаик.

В крупнейших итальянских и иностранных галереях состоялось 47 его персональных выставок, и он участвовал в более чем 250 коллективных выставках в Италии и за рубежом.
Лауреат престижных премий в области изобразительного искусства. Его творчеству посвящен ряд научных статей известных художественных критиков, которые также написали предисловия к каталогам его персональных выставок.
О его живописи писали известные критики: Ф. Карбоне, Р. Чивелло, А. Кремона, Р. Де Града, С. Гатто, Ф. Грассо, Р. Гуттузо, Б. Карузо, Э. Меркури, М. Монтеверди, С. Ориенти, Н. Поненте, А. Риголи, А. Росси, Г. Стернхейм, Л. Вентури, М. Вентуроли и многие другие.
Он создал 18 «муралес» в различных городах: Палермо, Рим, Устика, Барселона, Червара и других.
Его произведения находятся в частных итальянских и зарубежных коллекциях, а также в галереях современного искусства в Палермо, Багерии, Монреале, Чертальдо, Роверето, в Доме-музее Марины Цветаевой в Москве.
В поэзии он дебютировал на своей 32-ой персональной выставке, проходившей в знаменитом книжном магазине Кроче в Риме в 1974 году, показав среди прочего серию из пяти литографий, соединенных со стихотворениями, которые были представлены известным литературным критиком Габриэллой Собрино.
Творчество Марио Торнелло представлено в различных антологиях по искусству и литературе, включая «Каталог современной итальянской живописи» издательства «Мондадори» (Милан, 1988).
Он автор нескольких сборников рассказов и стихотворений: «Остров памяти», Кальтаниссетта, «Ed. Sciascia», 1984, предисловие Вито Ривиелло; «Руки распахнув», Рим, «Ed. Fermenti», 1994, предисловие Марчелло Вентуроли; «Синьор Пьяцца и другие рассказы», Палермо, «Ed. Aracne», 1989, предисловие Ренато Чивелло; «Comu petra supra ‘u cori» (сборник стихотворений на сицилийском диалекте), Палермо, «Ed. Leopardi», 1995, предисловие Санти Корренти; «Цветок на вулкане и другие рассказы», Палермо, «Ed. Leopardi», 1995, предисловие Лучо Андзалоне; «Рапсодия в голубых тонах», Палермо, «Ed. Il Vertice», 2001.
В 1988 году о его творчестве был снят документальный фильм «Островные воспоминания Марио Торнелло» (текст Ренато Чивелло), созданный кинокомпанией «Приско» (Рим).
В 1997 году ему был присужден титул почетного академика Академии «Сикуло-Норманна» (Палермо – Монреале), а в 2001 году он получил премию по культуре той же Академии.
В 2004 году он представил в Доме-музее Марины Цветаевой в Москве сборник стихотворений и рассказов на русском и итальянском языках «Тепло Сицилии» (Москва, «Marina», предисловие Лоллия Замойского, перевод с итальянского Ирины Баранчеевой), а в «Московском доме национальностей» состоялась выставка его гравюр из цикла «Люди из камня».
В 2011 году на русском языке вышел сборник статей и очерков Ирины Баранчеевой и Марио Торнелло «По дорогам Италии: встречи, путешествия, интервью» (Москва, «Гуманитарий»).