Мысли

«Они рождаются в сознании, как воспоминания... эти пейзажи, не те, которые запоминаешь, но пейзажи души. Иногда у меня появляется ощущение, что я рисую в состоянии транса, и это идеальное условие для того, чтобы перенести на полотно образы тех мест, которые существуют только в воображении. Но, конечно, Сицилия как архетип присутствует, даже если я сам этого не замечаю в процессе рисования».

«Поэт спускается с неба или восходит туда по лестнице своих чувств, которые говорят с ним тихими голосами... Человек без грез – это не человек: это призрак, забывающий свое прошлое, не оставляющий никакого следа».

«Цикл «Люди из камня» выражает в пессимистической форме окаменение человеческих чувств. Мы больше не чтим вечные ценности, и анархическая форма чувств проложила путь в сердце человека, который заключен в видимом экономическом, но не в душевном благополучии, а следовательно, живет не в согласии с самим собой. Это, без сомнения, пессимистическое восприятие, к счастью, искупается поэтами, которые в стихах культивируют и сегодня возвышенные чувства. В своей поэзии я также обращаюсь к ним и, в частности, к прекраснейшему созданию: женщине, которая в своем материнстве и нежности является нашим будущим».

«Из праха каменного человека в недалеком будущем возродится новый человек, более сознательный и разумный. «Homo novus», несмотря на то, что утратил многие идеалы, обновится и облечется в новые интеллектуальные одежды, и из каждой почки вырастут мощные ветви, пронизанные новыми и сильными жизненными соками».

«Я считаю себя абсолютно изобразительным художником, хотя и не в традиционной манере. Моя изобразительность – достаточно осознанная, выбранная специально; она является плодом сорокалетних технических поисков. Я очень строг к себе и часто уничтожаю картины, которые меня не удовлетворяют. Я люблю настаивать в хроматических поисках, пока не достигаю желаемого эффекта».

«Природа выражает себя, но необходимо уметь читать ее. У нее молчаливый, но выразительный язык - торжественный для того, кто понимает его, и незначительный для того, кто смотрит и не видит».

«Человек – на любом уровне – обладает своей поэтической субстанцией, на которой основывается смысл жизни. Нельзя верить тому, кто говорит, что не написал ни одной поэтической строчки и что не любит поэзию. С моей точки зрения, это невозможно, поскольку поэзия рождается вместе с человеком. Она является частью его духовности, и каждое движение, слово, выражение, кажущиеся ускользнувшими из-за границ его высохшего ума, обладают ясными и неоспоримыми признаками поэтической мысли».

«У каждого есть свой заколдованный сад, где живет его душа».

«Да здравствует поэзия, которая настигает тебя и приглашает к размышлениям. Не надо заставлять себя писать стихи, они не будут подлинными. Пусть чистота, ребенок, который таится в нас, напишет их с воображением и наивностью».

«Поэзия, которую мы все носим внутри, хоть и среди нагромождения идеологических развалин, человеческих и эстетических, стремится возродиться через чувство, которое составляет настоящую и единственную ценность человека. Можно утверждать, что поэзия дает человеку жизнь, поддерживает его, восстанавливает и защищает».

«Если народы мира, в особенности европейцы, желают видеть большой европейский организм как единственный двигатель плодотворного экономического развития, они не могут не обращать внимания на искусства и их язык. Поэзия – универсальна, через нее можно достичь того, что является давней мечтой человечества о единении, которую еще предстоит воплотить».

«Еще подростком я испытал глубокое и подлинное чувство предназначенности к Искусству. У меня не было учителей, я учился самостоятельно у великих мастеров прошлого, изучая их картины, в особенности живопись XIX века, представленную «Маккьяйоли». Затем меня привлекли некоторые яркие личности XX века в Италии и за рубежом, но без особой влюбленности, без экстаза по отношению к кому-либо».

«Я не верю в поэтическую жилку, ни в так называемое вдохновение: художник ясно и недвусмысленно выражает себя самого, несмотря на изменения своих чувств. Этот процесс является частью нас, мы постоянно взаимодействуем с ним. Ремесло и искусство соединяются и становятся произведением, которое никогда не есть то, чего мы хотели бы достигнуть».

«Диалект – это жизненная сила народа, поскольку в его языке всегда заложена философия повседневной жизни, жизненный опыт».

«Несмотря на повсеместную компьютеризацию и сверхзвуковые скорости, диалект выживает, как может, подавленный сегодняшним временем, и в этом большая заслуга итальянской провинции, где сохранилась ценность языка, хотя и подверженного сильной атаке средств массовой информации; диалект все же сохраняет ценность первозданного и высокого слова. Она часто заключена в простом восклицании, но определяет состояние души, ситуацию с точностью, которую позволяет ей магия прошлого. Несмотря на процессы изменения, медленные и неотвратимые, диалект жив и уходит корнями в культуру и жизнь народа, подобно тому как душа определяет личность».

«Общение на диалекте в социальных отношениях не должно стать причиной для озабоченности по поводу личной культурной деградации. Напротив, это означает еще больше прислушаться к голосам собственного прошлого, оценив наиболее подлинные выражения земли наших предков».

«Эпичность, величие диалектальной поэзии – это то, что мы, исследователи, желаем, чтобы полюбила рассеянная публика, отвлекаемая суматошной жизнью».

«Родина души – без сомнения, Париж: великий и невзрачный, непосредственный и надменный, где, прожив несколько лет, мы оставляем часть нашего жизненного дыхания, которое блуждает среди богатой истории, выгравированной на его камнях».

«Монмартр принадлежит художникам и в коллективном сознании остается их символом, где началась революция современного искусства. Место души, которое, несмотря на его грустные зимы, сохраняет среди сокровищ этого избранного квартала самые высокие культурные достижения мирового уровня. Монмартр – это поэзия. Воспоминание, которое остается в памяти, приглашая вновь вернуться сюда».

«Незабываемо время, проведенное в Париже, но жить на Монмартре – это особое состояние души, где по-иному вдыхаешь воздух. У каждого человека есть город, навсегда запечатлевшийся в его сердце, который время от времени возникает в снах или воспоминаниях. Этот воображаемый город становится нашим внутренним прибежищем в моменты неудач, где отдыхает душа».